Понедельник, 23 июля 2018 16 +  Письмо редактору
Понедельник, 23 июля 2018 16 +  Письмо редактору
Популярно
2:55, 29 июня 2018

3 года назад умер российский государственный деятель Евгений Примаков


26 июня исполнилось три года со дня смерти российского политика и государственного деятеля Евгения Примакова. «Газета.Ru» вспоминает о жизненном пути Примакова, которого многие и в России, и за рубежом считают одним из выдающихся политиков современности.

Его «разворот над Атлантикой» после войны в Югославии в 1999 году стал символом новой российской политики. Его правительство в 1998 году дало стране возможности для подъема, его статьи и книги по-прежнему — предмет для изучения ученых и дипломатов.

Журналист, ученый, глава МИД России, глава разведки, премьер-министр — спустя три года после смерти Евгений Примаков остается одной из самых популярных фигур у россиян.

Убежденный государственник, Примаков некогда признавался в интервью своему другу журналисту Егору Яковлеву, что, работая в Институте мировой экономики и международных отношений, считал себя «диссидентом в системе».

При этом в слово «диссидент» Примаков и люди его поколения, работавшие в советской системе, вкладывали иной смысл, чем противники советской власти. Будущим премьером двигала идея обновления социализма как политической и экономической системы и ее демократизация.

Политическая звезда Примакова — тогда уже маститого ученого-востоковеда — взошла во времена «перестройки», в которой он видел попытку демократизации страны. В 1989 году он становится председателем Совета Союза Верховного Совета СССР.

Поддерживая реформы Михаила Горбачева,

Примаков откровенно пишет о своем разочаровании в КПСС, которая не смогла пойти по пути серьезных экономических реформ, которые заключались «в признании взаимовлияния социализма и капитализма».

Однако этим реформаторским надеждам Примакова не суждено сбыться — крушение СССР он застает в кресле главы внешней разведки КГБ. Получив этот пост при Горбачеве, Примаков сохранит его и при первом российском президенте Борисе Ельцине. Первый за долгие годы человек не из системы спецслужб, Примаков смог спасти разведывательное сообщество от уничтожения.

«Примаков не собирался заниматься внутренним сыском, но он позаботился о том, чтобы разведка ни в чем не уступала другим спецслужбам. Он вел себя как рачительный хозяин. И это нравилось его подчиненным», — пишет об этом времени публицист Леонид Млечин.

В январе 1996 года Примаков получает новое назначение и становится главой МИД России. В этом кресле он сменит кадрового дипломата Андрея Козырева, который, как считали его оппоненты, проводил слишком «проамериканский» политический курс.

Примаков откажется от этого вектора, но и антиамериканистом он не станет. Стараясь строить уважительный диалог с США, — насколько это возможно в тех условиях, — он укрепляет отношения с Индией и Китаем, а также странами Ближнего Востока. Многих лидеров — от Саддама Хусейна до короля Абдуллы — он знает лично, и эти связи помогают России выстраивать многовекторную политику.

По мнению ведущего эксперта Gulf State Analytics в Вашингтоне Теодора Карасика, в сегодняшней российской политике на Ближнем Востоке можно увидеть черты, заложенные еще Примаковым. Его вдумчивый подход к региональным кризисам заслуживал уважения как у друзей, так и противников. «В настоящее время важно, чтобы появилось поколение ученых, у которых есть столь же глубокие знания, которыми обладал Примаков», — отмечает Карасик в беседе с «Газетой.Ru».

Как отмечал политолог Алексей Макаркин, для Примакова было неприемлемо слишком быстрое сближение с Западом. «Идеалом для него оставалась схема конца 1980-х годов. Схема открытости и равноправного партнерства с Западом», — говорит Макаркин.

В 1998 году после потрясшего страну дефолта и резкого обнищания населения Примаков по предложению хорошо знавшего его политика Григория Явлинского становится премьер-министром России. Противники будут называть правительство «розовым» или даже «коммунистическим», но по факту оно будет по-настоящему «коалиционным».

Для выхода из кризиса Примаков объединит под своим началом профессионалов — и левых, и либералов, и технократов. В интервью Егору Яковлеву он вспоминал, что когда он возглавил правительство, «страна находилась прямо перед обрывом», стояли железные дороги, экономика вся стояла….импорт был резко сокращен, была возможность и голода.

Поддержка малого и среднего бизнеса, недорогие кредиты для отечественных предприятий помогли оживить экономику и поспособствовали становлению российского среднего класса.

В 1999 году в должности премьера Примаков совершит тот самый знаменитый «разворот над Атлантикой», когда будет направляться в США. Это произойдет вынуждено — на борт самолета позвонит вице-президент США Альберт Гор и скажет премьеру, что США начинают операцию против Югославии.

В связи с новыми обстоятельствами Примаков, получив добро от президента Ельцина, разворачивает самолет. Вместе с ним в США летит большая делегация политиков и бизнесменов среди которых и сегодняшний сенатор Константин Косачев, и тогдашний глава ЮКОСа Михаил Ходорковский. Через много лет в своих интервью оба скажут, что Примаков поступил правильно.

Несмотря на то что Примаков был премьер-министром страны не так долго, в истории он останется выдающимся политиком. Именно его нынешний глава МИД РФ Сергей Лавров назвал творцом «многовекторной» политики России. Британская The Guardian формулирует его наследие именно так:

«Он был жестким критиком олигархии и неолиберальной модели капитализма, жестким защитником национальных интересов от прозападной внешней политики… человек, которого большинство россиян считало лучшим президентом для своей страны, которого у нее не было».

Уйдя с государственной службы, Примаков уже во главе Торгово-промышленной палаты активно выступал в печати и пытался предложить выход, в частности, из ситуации на Украине, не скрывая личных переживаний по поводу происходящего. Многие его оценки расходились с видением ситуации в Кремле, однако он всегда высказывал их честно и открыто.

В январе 2015 года он выступил на страницах «Российской газеты» со статьей, которую многие посчитали «программной». В ней политик и ученый говорил о проблемах российской экономики и федерализма, а также призывал не отказываться от сотрудничества со странами Запада — без этого, считал академик, «мы потеряем свою страну как великую державу».

Американский дипломат Генри Киссинджер, друг Примакова, который провел с ним немало времени, в воспоминаниях об этих встречах отметит «огромную преданность» Примакова своей стране: «Мы не всегда соглашались, но всегда уважали друг друга».

Друг Примакова Юрий Лужков ранее в беседе с «Газетой.Ru» вспоминал, что больше всего его в Примакове поражали человеческие качества: «Он был и главой разведки, и премьер-министром — и при этом очень открытым человеком. Меня поражало его желание дружить, создать тебе комфорт — и в бытовом плане, и в человеческом. А еще — это мало кто знает! — он был прекрасным поэтом и великолепно писал стихи».

Некоторые стихи Примакова были опубликованы в его последней книге «Встречи на перекрестках». В одном из них есть такие строки: «Опять труба зовет в дорогу. Но как всегда трублю я сам. Не для меня сидеть в берлоге, Или вымаливать у Бога Сонливых радостей мещан».

Источник: www.gazeta.ru


© 2018 Лента новостей
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru